суббота, 17 июня 2017 г.

Але и аллилуйя


Случилось мне задуматься о происхождении известного телефонного слова «Аллё!». Учёные называют это междометием готовности (слушать). В цирковых выступлениях появилась вариация «Алле» в значениях готовности к исполнению (парад-алле) или к приёму аплодисментов за исполнение.
Принято считать, что «Аллё» нерусского происхождения. В этом убеждают многочисленные иностранные однокоренные слова со смыслами готовности, быстроты, лёгкости.
Например, «Аллегория» – иносказание, готовое для быстрого и легкого понимания; «Аллегро» – быстро, легко.

Почему то никто ещё не отметил, что абсолютным аналогом телефонного «Аллё!» является слово «аллилуйя» как обращение  руководящего богослужением к молящимся (или слушателям) с целью вызвать их незамедлительное ответное слово. Оно так часто повторяется в богослужениях, что стало благодарственным религиозным припевом. Фасмер считал, что общехристианская «аллилуйя» древнегреческого происхождения. Но в Библейской энциклопедии написано, что «аллилуйя» имеет древнееврейские корни и переводится как «хвалите Бога».
Копнув глубже, я с удовольствием нашёл гораздо более древние дохристианские корни времён межконтинентального языкового единства. Во многих европейских и азиатских языках древнее слово «аль» сохранилось как артикль определенности или обладания.
В русском языке «аль, але, али» стали союзами в многочисленных смысловых значениях (а, если, же, или, ли, но, ужели). Сразу вспоминается широко распространённый современный мем «али мы не маляры».
Кстати, есть замечательная пушкинская строка, опровергающая латинские корни в слове «альтернатива» в значении необходимости выбора. Помните? – Ладно ль за морем, аль худо…
После таких открытий начинаешь понимать, почему так привлекателен русский язык для зарубежных славистов в поисках межязыковых связей и смыслов. И почему так необходимо русскоговорящему зарубежью почаще приезжать в Россию и общаться с носителями незамусоренного русского языка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий