воскресенье, 26 января 2014 г.

Моё мнение о проектируемом кремлёвском «Атриуме»

В связи с многочисленными обращениями читателей проявилась необходимость более чётко и мотивированно сформулировать моё личное отношение к созданию в кремле так называемого «Атриума», частично высказанное на недавних публичных слушаниях.

О названии объекта
Я думаю, что ошибкой было назвать этот объект помпезным словом «Атриум». Может быть, более удачным было бы название «Музейное подворье». А по конструктивной сути это крытый двор или выставочный павильон тульских реликвий и достижений, втиснутый между двумя существующими капитальными зданиями.
Постройки с металлическим каркасом и массивным остеклением стеклопакетами также быстро демонтируются, как и монтируются. Их чаще всего и называют не капитальными или временными постройками. При их разборке общие убытки собственника несопоставимо меньше, чем при сносе.

Об этапах проектирования
Эскизное проектирование это лишь один из первых этапов будущей постройки. Здесь архитектор показывает, что может получиться в первом приближении, сколько выходит квадратных метров полезной площади и кубических метров отапливаемого объёма. Можно даже прикинуть стоимость затрат. Это открывает глаза Заказчику, заставляет его сформулировать новые пожелания, умерить аппетиты или отказаться от затеи. На этой стадии хороший архитектор с благодарностью принимает любые полезные советы, особенно от специалистов смежных профессий – по конструкциям, технологии, отоплению и вентиляции, электроснабжению и т.д. На следующей стадии рабочего проектирования все эти вопросы взаимно увязываются.
Если после прохождения по многочисленным инстанциям проект утверждён, значит, он согласован со смежниками и экспертами, устраивает Заказчика и надзирающие органы. Тогда строительство должно быть неизбежным, чтобы не потерять вложенные в проектирование деньги.

О финансировании
Деньги на строительство скорее всего будут взяты из одних карманов (инвестиционных), а затраты по эксплуатации вероятно пойдут по статьям отрасли «Культура». Поскольку эта отрасль не стала ещё рентабельной, то соблазнов перепрофилировать объект или продать право аренды будет предостаточно. Причём на вполне законных основаниях. Рачительность хозяина в том и заключается, что если хозяйство стало обременительным, то от него надо избавляться незамедлительно. Надеюсь, что с Музейным подворьем это всё-таки не случится.

О проблемах стеклянных фасадов
В варианте с глобальным остеклением фасадов предпринимается попытка вписаться в историческую среду отражениями существующих объектов. Но физика светоотражения – вещь коварная. Солнечный «зайчик» площадью в несколько десятков квадратных метров может не только ослеплять людей, но и плавить снег зимой и выжигать растительность летом. Недавно такая неприятность случилась в Лондоне, где «зайчик» от стеклянного небоскрёба активно портил жизнь прохожим, водителям и владельцам соседней недвижимости, пока его не удалось погасить специальными мерами.
Безупречно красивыми световые отражения бывают только на картинках и тщательно сделанных фотографиях.

Об уникальности
Проект может быть любым, если он полезен историческому ансамблю и сам является его уникальной достопримечательностью. Главное, чтобы все восхищались и стремились здесь побывать. Я уверен, что такой проект можно сделать.

О волоките проектирования и публичных  слушаний
Почти год продолжается эскизное проектирование и обсуждение. Всё это происходило бы гораздо быстрее, если бы в Туле был авторитетный главный архитектор области и доброжелательное сообщество творческой созидательной интеллигенции из разных сфер культуры. Да и публичные слушания следовало бы проводить без начальственных президиумов, пресекающих попытки инакомыслия, без молчаливого большинства наполненных чиновниками залов, и желательно вне стен усиленно охраняемого правительственного здания. Это мечты у меня такие.

О возможностях улучшения проекта
В нынешней ситуации, когда нет конкурса вариантов, проект архитектора Э.В.Ерзовского имеет право на реализацию при некоторых корректировках.
Думаю, тульский герб на крыше – это авторская шутка. Такой бессмысленностью опытные авторы обычно нейтрализуют критический запал оппонентов на публичных защитах, чтобы в итоге, отказавшись от этой детали, утвердить проект в целом.
Обильное остекление можно было бы заменить лёгкими фахверковыми утеплёнными фасадами с рельефом и текстурой поверхности под каменное Средневековье итальянского фортификационного зодчества и с возможностью хорошо отражать лазерные шоу и визуализации. Аналогичные лазерные действа я видел, например, в Тунисе на высоких стенах старой крепости. Они привлекали десятки экскурсионных автобусов и имели несомненный коммерческий успех.
У нас можно было бы визуализировать и осаду кремля Девлет-Гиреем, и восстание Болотникова. Можно было бы показывать гостям историческую и современную документалистику о тульской земле и туляках. В продолжение фестивальных традиций можно было бы собрать в кремле уникальную коллекцию короткометражных и юмористических фильмов. В Туле пока нет приличной площадки для исторических и событийных лазерных шоу. Лазерные проекторы стали миниатюрными и вполне доступными по цене в несколько тысяч рублей. От новых технологий уже нельзя отмахнуться.

Об археологии
Областная власть намеревается построить крытый двор ко Дню города в сентябре 2014 года. Я думаю, что к этому сроку можно построить коробку с фасадами, создать внешний вид и благоустройство комплекса. На завершение интерьеров и экспозиций по опыту нового музея оружия может потребоваться не один год. За это время можно «под крышей» провести полномасштабные археологические раскопки по всей площади застройки. Находки обогатили бы экспозицию. Даже единственная найденная печать или берестяная грамота может стать сенсацией. По рачительности и здравомыслию следовало бы не упускать такой возможности для обогащения кремля. По крайней мере, можно бы не спешить со сплошным бетонированием и отделкой пола первого этажа.

Об общественном несогласии
Как коренной туляк, краевед и ветеран архитектурно-строительного дела я сожалею, что в Туле продолжается порочная практика противодействия развитию культурного наследия по причинам личных обид и групповых интересов. На моей памяти есть увлекательные истории, когда 20 лет тому назад группа сотрудников музея «Ясная Поляна» боролась со своим тогдашним директором, призывая широкую общественность под свои знамёна. Потом малочисленная группа тульских архитекторов боролась с главным архитектором области и руководителем областной организации Союза архитекторов. В результате этих баталий в Ясной Поляне нет уникального Музейно-экскурсионного центра по заказу министерства культуры СССР, а на месте торгового комплекса Гостиный Двор нет шикарной гостиницы от иностранного инвестора.

Нельзя тратить годы на противостроительные войны. Нужно использовать все возможности для создания шедевров градостроительства.

Комментариев нет:

Отправить комментарий